Ведьма с цветком

Про орфиков у которых не было тени и садовую розу

В основном все суслики занимались приготовлением красок, потом меняли эти краски на небесную патоку у орфиков. Орфики тем самым имели полную палитру красок и могли разукрашивать небо, облака, и звёзды. А суслики получали взамен от орфиков сладкую патоку. Из патоки они приготавливали особенное сусло и делали из него неповторимое по вкусу вино. От слова сусло и пошло их родовое название суслики.

Суслики никогда не видели орфиков. Они просто вечером оставляли у своих норок скорлупки с краской, а на утро забирали их уже наполненные нектаром.

Ходили слухи, что Орфики были очень красивые, бесшумно передвигались и не имели тени. Но как было на самом деле, никто не знает. И вот в один из душных летних вечеров наваривши своего сусла и вдоволь напившись, как обычно и водится, и говорится:

«Нищий мнит себя шейхом, напившись вина. Львом становится лисица, если пьяна. Старость беспечна как юность. Опьяневшая юность как старость умна»

Тень

Не обошлось без приключения и в этот раз. Напившись до пьяна, один из сусликов объявил себя орфиком. И никто не посмел с ним поспорить, кроме очень старого и дряхлого суслика. Никто не помнил уже, когда он родился тем более никто и не мог предположить, когда он умрёт. Этот старый гордо заявил всем собравшимся, что у орфиков нет тени. Пьяный суслик посмотрел на свою тень и решил, что от неё нужно срочно избавиться. А избавится от неё очень просто, от неё надо сбежать. А тень и на самом деле была ужасной, торчащие уши, тонкие лапы и безобразное тело. "Решено". – Сказал суслик. Выскочил из норы и побежал что есть силы. Но как бы он не бежал, тень всегда была рядом и следовала за ним без видимых усилий. И не известно, сколько бы он ещё бежал, если бы солнце не село за горизонт. Тень вдруг исчезла сама собой. "Наконец-то отстала". – Подумал суслик. И решил теперь под покровом ночи, петляя, как заяц, сбить с толку свою тень, чтобы она его не нашла, и не смогла больше догнать. Всю ночь бегая от своей тени и от самого себя суслик забежал так далеко, что дорогу домой уже не нашёл бы за всю свою оставшеюся жизнь. Суслик ликовал, он обманул свою собственную тень. Только одно его расстраивало, что никто так и не узнает, что он стал орфиком. Ведь дорогу домой он уже не найдёт.

Скоро, совсем скоро забрезжил рассвет, и взошло долгожданное солнце. И беднягу ожидал удар. Суслик хотел, есть, и пить, тело его валилось от усталости. А тень напротив выглядела бодрой и свежей как будто и не бежала за сусликом. Все усилия, весь этот вчерашний марафон оказался не более чем, пустой затеей.

От отчаяния, суслик решил броситься вниз, с утёса. Он был уверен, что глупая тень ни за что на свете не последует за ним. "Даже если я разобьюсь, то умру орфиком". – Подумал суслик. И бросился вниз. Переломав все лапы и разбив голову, суслик очнулся внизу на камнях. Тень была как не странно рядом. Суслик пополз в поисках места, где он смог бы зализать раны и отлежаться. Благо поблизости была не большая пещера. Он заполз в пещеру, и снова тень исчезла, но как только он выползал из неё, на солнце тень появлялась снова. Никто не знает, удалось ли ему отделаться от своей тени или нет, но последнее что он видел, умирая, лежа в пещере, это город на другом берегу реки.

Роза

Сегодня вы говорите с деревьями в лесу, а завтра эти деревья будут поднимать камни и разговаривать с вами. И даже булыжник с вашей могильной плиты в один из дней встанет и пойдёт за Луной. И пока он будет идти, от Луны останется половина, всего-навсего серпочёк. И хотя он шёл за ней, не упуская Луну из виду, она стала другой. И не за что не поймёшь где и что было упущено. Выходит, даже собственным глазам нельзя доверять. Доверие осталось лишь потому, что никто не идет за Луной, все ждут, когда она выйдет снова. А за то время, когда её не видно может что-то произойти. И этой иллюзией можно себя утешить. Утешить себя тем, что за горизонтом Луна сменила свое старое платье на новое. А что остаётся этому камню, только взять книгу и почитать роман или рассказ. Именно этим и занимаются могильные камни, они сидят под раскаленным солнцем и читают.

Можно встать у него за спиной и читать вместе с этим булыжником красивую и коварную, и в тоже время печальную историю о розе. О том, как в одном удивительном месте жили не менее удивительные и прекрасные цветы: розы, тюльпаны, астры и дельфиниумы. Розе уже было шестнадцать лет, и она собиралась замуж. Всё бы ничего, да больно уж разборчивой оказалась невеста. С многих мест приходили претенденты в женихи, но кто-то был ни столь красив и грациозен, а другие не имели столь восхитительного аромата. Но главной проблемой было то, что роза никак не могла найти что-то общее, что могло бы их с женихом объединить. Все претенденты были не похожи на розу, и это её раздражало. И вот в один из прекрасных летних вечеров, перед взором обитателей сада, в котором жила роза, предстал старый пион. Для пиона он выглядел весьма необычно. Всё его тело было усыпано колючками. От удивления роза воскликнула:

Девушка роза

"Наконец-то хоть, что-то общее у нас с этим пионом. У нас обоих есть шипы. Вот если бы ещё его одежда тоже была такой же, как у меня, тогда я вышла бы за него замуж". Это заявление было абсурдно, но не для старого пиона. Через несколько дней он снова появился и все ахнули от изумления. У пиона были листья точно такие же, как и у розы. "Может, и расцветёшь тогда тоже как я". – Воскликнула роза. Искушение было столь велико, что пион отправился снова изменять свой внешний облик. Он уже с трудом передвигался. Тело терзали ненавистные колючки, на руках и ногах путались и мешались наклеенные листья. Теперь пиону предстояло стать розой. Всю ночь он завивал, закручивал и наклеивал свои волосы. К утру, он стал похож на кладбищенский венок, усыпанный розами. Даже опытный глаз не распознал бы в нем пиона. Еле волоча ноги, он снова отправился к розе. "Прекрасно это просто восхитительно". – Воскликнула роза. – "Теперь мы с тобой одно целое. Мы с тобой похожи, мы одинаковые, в нас столько общего". И роза сделала последний штрих, брызнув на пион своими восхитительно пахнущими духами. Неимоверный аромат распространился по всему саду, они благоухали одинаково. Но было и другое, колючки настолько вросли в тело пиона, что уже не представлялось возможным их вытащить, тоже случилось с цветами и листьями. Пион выглядел глупо, хотя он и был розой. Но это не принесло ему счастья и удовлетворения. Что делать вместе двум розовым кустам? Как выяснилось совсем нечего!

Так и завяли два розовых куста от тоски и скуки, глядя друг на друга.

Читая эти строки, могильный булыжник и не заметил, что целый день просидел на солнцепёке. Он так разогрелся, что из серого цвета превратился в пурпурный. В небе появились грозовые облака, от которых веяло прохладой и сыростью. "Сейчас освежимся". – Подумал булыжник. Дождь застучал по его каменной башке и гранит, не выдержав, лопнул, разлетевшись на тысячи мелких кусочков. Небесная вода подхватила куски камня и понесла к реке, яростно швыряя их в её русло. Где волны и течение доделали своё дело, превратив камень в песок.